1843_viendzimums

Роберт Оскар Лопес не христианин, но он является одним из тех многих детей, чьи родители имели однополые отношения (партнёрство). Он также один из тех многих ребят, которые активно выступают против внесения изменений в Институцию брака, где отношения однополых пар равноценны отношениям традиционных, после чего следует естественное разрешение на адоптацию детей.

Когда мне было два года, моя мама ушла от отца и начала новые отношения с женщиной. Они стали жить вместе и конечно же меня взяли к себе. Они называли это семьёй, но для меня это было не так.Когда мне исполнилось 19 лет, я ушёл из дома. С тех самых пор, я борюсь с тем, чтобы гомосексуальные и лесбийские пары, не считались семьёй, которым позволяется адоптировать и воспитывать детей.

Очень многие дети, воспитанные в таких семьях, не хотят говорить публично на эту тему, из за уважения и любви к своим “родителям”, но я не могу молчать. В последнее время, я очень близко общался с подростками, которые выросли и воспитаны однополыми партнёрами. Многие из них боятся об этом говорить самостоятельно, поэтому они обратились ко мне с просьбой, чтобы я также представлял и их голоса – их переживания и волнения.

Я не могу говорить за всех детей которые выросли в такой модели семьи, но могу представлять довольно большую часть из них, особенно тех детей, которых отодвинули в сторону, в период, так называемых, “социально – научных исследований” об однополых родителях.

Люди, с которыми я общался по этому вопросу, выражали уважение и любовь к тем, кто их воспитал. Но они все как один рассказывали о тех эмоциональных проблемах, которые они испытывали, потому что не имели полноценных родителей – маму и папу. Они считают, что такая модель воспитания не работает должным образом.

Эти дети чувствуют себя отделёнными от противоположного пола, и постоянно испытывают гнев на своих «родителей», за то, что были лишены возможности, расти с одним из биологических или в случае адоптации, обоих традиционных родителей. Они испытывают чувство стыда и вины против якобы любящих родителей, которые случайно или косвено решили вырастить их в однополых отношениях. Эти дети мечтают о том, чтобы у них хотя бы был пример противоположного пола. Они находятся в замешательстве по поводу собственной сексуальности и не имеют понятия, как построить здоровые отношения с противоположным полом.

Я слышал мнение заинтересованного педиатра и психолога на предполагаемое “единомыслие”, стабильность, которую якобы преподносят однополые родители в воспитании, хотя на самом деле, это единомыслие является абсолютной ложью и заблуждением.

Педиатры заботятся, чтобы детям были вовремя сделаны прививки и они не заболели –  ни у кого нет сомнения, что однополые родители смогут справится с этими задачами. Ещё недавно психологи единодушно признавали, что гомосексуализм – это психическое отклонение, но прошло не так много времени и не имея обоснованых доказательств и исследований, они стали утверждать что люди, находящиеся в подобных отношениях, еще и могут воспитывать детей. Наблюдая за происходящим, ясно одно, что юридически, отнимая у детей отца или мать, никто не собирается отвечать на вопросы, которые встают перед ними в жизни.

Я не против однополых отношений, но всегда буду противиться идее, что правительство должно способствовать и поддерживать взгляд, где отношения однополых пар равноценны отношениям традиционных. Такая позиция построена на лжи, и всё, что основано на лжи, рано или поздно “принесёт горькие плоды” или крах.

До сих пор ни одна самая обеспеченная и успешная однополая пара не смогла дать ребёнку того, что может дать беднейшая, дружная семья, где есть мать и отец. Так как я сам провёл в обществе геев 40 лет, я видел, как эта реальность вызывала гнев и обвинения у однополых пар, направленные против нормальных семей, называя их “нефункциональными” (недействующими), “плохими”, утверждая, что “мы заслуживаем детей больше, чем вы.”

Я здесь и борюсь за то, чтобы сказать – нет! Отец и мать сами по себе уже ценность. Это не что-то такое, незначительное, что можно не принимать во внимание, и даже если у гей пары будет много денег, и они смогут учить детей в лучших школах и обеспечить им лучшие условия жизни, они не способны дать то, что даст им нормальная семья.

Тревожит то, что мужчины-геи считают, что смогут дать детям безусловную любовь после того, когда сами относились к суррогатным матерям этих детей, как к инкубаторам. И взгляд женщин-лесбиянок, которые думают, что они полюбят детей истинной материнской любовью, при этом относясь к донору спермы-отцу, как к тюбику зубной пасты.

Это расизм и высокомерие, когда гей-пары думают, что смогут влиять на детские дома, чтобы брать себе детей, оказывая на них политическое и финансовое давление. Судьба сироты в Азии и в Америке доверяется конкретным специалистам, которым нужно выбирать лучшее решение во благо этого ребенка, а не удовлетворять огромный спрос на детей от однополых пар. И какую бы травму не пережили эти дети, находясь в сиротских домах, им не нужно  добавлять еще одну травму, сделав, ребенком в однополом браке.

В конце концов, для детей очень вредно, когда кто то из гетеросексуальных родителей хочет развестись, чтобы вступить в отношения с однополым партнером и воспитывать детей в однополой семье, отрицая и существенно сокращая связь ребенка со вторым биологическим  родителем. Дети всегда хотят, чтобы родители перестали ссориться, отбросили раздоры и остались вместе, даже если один из родителей признал себя геем.

Оставляя в стороне все исторические аналогии по гражданскому праву и даже сентиментальные банальности о любви,воспитание однополыми родителями страдает от непреодолимых проблем,за которые всю свою жизнь,платят огромную цену дети. Безразлично, происходит это через суррогатную мать,  осеменение, из-за развода или коммерческой адопции, эти однополые пары, которые настаивают, что могут подражать модели воспитания в гетеросексуальной семье, наносят ребенку бесчисленный моральный ущерб.

Дети, попадающие в среду моральной нечистоплотности,очень быстро понимают роль родителей в созданном им стрессе и осложнениях в эмоциональной жизни, которые их отдаляют культурных традиций и ставят в незавидное положение, что их тоже начинают называть”гомофобами”, если они открыто признают свои мучения и воспринимают стресс, который им доставляют однополые родители.

berns1

У меня не было бы никаких возражений против однополых, если бы это значило,что два человека просто живут вместе. Но к сожалению, ЛГБТ (Центр лесбиянок, геев, бисексуалов и транссексуалов) принял решение и борется за то, чтобы Институт брака, по определению был изменен и туда в обязательном порядке были включены отношения однополых партнеров. Так что, в принципе, это движение борется, призывает и поощряет сломать детские жизни и их будущее только для того, чтобы обеспечить сходство ненормального с нормальным.

Поэтому, Я за гражданские союзы, но против того, чтобы менялась конституция брака. Наверное, меня не нужно брать всерьез, ведь я не доктор, не судья, не телевизионный комментатор, я ребенок, который был и все еще нахожусь в нечистоплотности, которую оставила за собой сексуальная революция.

Но я продолжу бороться за права детей и против права гомосексуалистов адоптировать и воспитывать детей. Я защищаю натуральную семью.

Роберт Оскар Лопез (Robert Oscar Lopez)

PS: И надо помнить, что пропагандисты гомосексуальной идеологии обособленны от той части гомосексуально ориентированных людей, которые просто живут тихо своей жизнью (Masimio Introvinje, итальянский юрист, социолог религиозной науки)

Как работает политическая стратегия сторонников однополой идеологии? Все началось с закона о гомофобии,который подготовил почву для законной защиты гражданских прав гомосексуальной личности. Когда признали гражданские отношения, через некоторое время название поменяли на “брак” и тогда, в какой то момент, гомосексуальным парам была дана возможность адоптировать детей.

Эти четыре этапа-закон о гомофобии, признание гражданских отношений, смена названия на “брак”, адопция – уже стали,своего рода, военной стратегией, которую использовали активисты гомосексуального движения во многих странах на всех континентах. И эта стратегия работает, как Швейцарские часы.